e4790c89

Дневной архив: 14.10.2020

Браун о настоящем, прошлом и будущем команды

Росс Браун

Вопрос: Росс, Михаэль уходит, ему на смену приходит Льюис – что это значит для команды?
Росс Браун: Это значит, что традиция продолжится – у нас в команде вновь будет два отличных гонщика. Разумеется, подходы Михаэля и Льюиса отличаются – и мы должны понять, в чем именно состоит разница. Нам предстоит работать с новым пилотом, но я очень рад, что Михаэля заменит именно Льюис, так как лучшей кандидатуры просто не могу себе представить.

Вопрос: Михаэль был в команде ведущим пилотом – это касалось и возраста, и опыта. Теперь же ваши гонщики будут ровесниками, которые, к тому же, до прихода в Ф1 являлись друг для друга главными соперниками. Как их конкуренция на протяжении долгого времени может отразиться на атмосфере в команде?
Росс Браун: Знаете, Нико и Михаэль отлично ладили на протяжении трёх последних лет, а теперь у нас будут два гонщика одного возраста…

Вопрос: …с одинаковыми амбициями завоевать титул…
Росс Браун: По правде говоря, с амбициями и у Михаэля все было в порядке. Никогда нельзя недооценивать амбиции Михаэля. У него их было предостаточно, но вы правы – теперь нас ждет несколько иная ситуация, это неизбежно. Нам нужно и после прихода Льюиса поддерживать те же хорошие рабочие отношения, которые приносили удовольствие Нико и Михаэлю. Уверен, так и будет, ведь Льюис уже демонстрировал, что может работать с другими членами команды. Так что мы с интересом ждем его появления.

Вопрос: Кто именно выбрал Льюиса?
Росс Браун: Мы понимали, что действие контракта Михаэля подходит к концу, и нам предстоит расстаться по итогам этого сезона. В такой ситуации вы всегда начинаете оглядываться по сторонам. У Льюиса также заканчивался действующий контракт, и еще в районе прошлогоднего рождества его менеджмент вышел с нами на связь. Тогда-то все и началось.

Всем заинтересованным сторонам было важно убедить Льюиса, что Mercedes – это команда, к которой стоит присоединиться. Каждый из нас работал над этим. Пилот такого уровня, как Льюис, изучал ситуацию со всех сторон: что представляет из себя наша инженерная бригада, каков наш бюджет, каким потенциалом на будущее мы располагаем. В 2014 году Формулу 1 ждут серьезные перемены, и мы верим, что будем отлично готовы к ним. Мы с представителем нашего моторостроительного департамента Бобом Беллом обсуждали ситуацию с Льюисом – и все пытались убедить его сделать верный шаг.

[Исполнительный директор Mercedes] Ник Фрай наладил довольно серьезные связи с менеджментом Льюиса, чтобы помочь им найти решение – от всей команды это потребовало весьма серьезных усилий. Я вовсе не утверждаю, что изначальная идея исходила от меня. Ситуация менялась – но я рад тому, что получилось в итоге.

Вопрос: Было впечатление, что если бы Михаэль выразил желание остаться, Mercedes продлила бы контракт с ним. Это так?
Росс Браун: Думаю, были моменты, когда кандидатура Льюиса…

Вопрос: …уже не рассматривалась?
Росс Браун: Я бы не стал так говорить, но переговоры шли с переменным успехом. Михаэль всегда был открыт к общению, прямолинейно высказывал свои мысли . Он не сразу принял окончательное решение о том, чем бы хотел заниматься дальше, потому я максимально подробно информировал его о развитии событий. В конечном итоге все наши действия получили благословление от Михаэля. (улыбается)

Вопрос: То есть, нельзя сказать, что Михаэль все еще раздумывал, а вы в этот момент подписали контракт с Льюисом, чтобы он не достался McLaren?
Росс Браун: Я скажу вот что – Михаэль очень глубоко вовлечен в работу нашей команды. Он не из тех пилотов, кто просто приезжает на трассу к началу уик-энда, управляет машиной, после чего отбывает восвояси. Он знает, что именно у нас происходит и, как я сказал, это также касалось развития ситуации вокруг Льюиса. И Михаэль далеко не сразу сказал, что нам следует поступить именно так. Это решение – как и всякое серьезное решение – потребовало времени.

Вопрос: Что же в конечном итоге привлекло Льюиса? Считается, что это все же не деньги…
Росс Браун: Надеюсь, он смог разглядеть потенциал команды – увидеть, что именно мы пытаемся здесь создать. Если вспомнить его карьеру в McLaren, там он набирался опыта, и команда помогла ему стать первоклассным пилотом. А теперь, возможно, пора приступить к обратному процессу – Льюис хочет внести свой вклад в создание очень сильной команды Ф1.

Если взглянуть на список достижений McLaren, ясно, что в такой организации невероятно сложно внести заметный вклад в её успехи. Там все и так настолько здорово, насколько только может быть. Думаю, этот фактор и притягивал Льюиса. Он остается единственным пилотом в Ф1, кто никогда не менял команду – потому испытывал огромное желание сделать тако шаг и посмотреть, что из этого получится: как будут развиваться отношения, удастся ли совершенствовать собственные качества.

Он знает, как все это выглядит, лишь с одной стороны. Помню, когда я сам перешел из Benetton в Ferrari, то почувствовал, что у нас очень неплохо все получается, хотя в ту пору команда еще не была столь успешной, как сейчас. Мне стало ясно, что есть очень сильные моменты, но встречаются и такие, где я мог что-то изменить и добиться улучшения.

Думаю, примерно то же самое ждет и Льюиса, когда он присоединится к нам. Надеюсь, он придет к выводу, что в каких-то вопросах все обстоит очень здорово, но в других мы выглядим не столь сильно. И именно последние ему предстоит улучшать.

Вопрос: Наверное, ему также хотелось присоединиться к компании с мировым именем, чтобы использовать это обстоятельство на благо собственно карьеры?
Росс Браун: Возможно. Но у меня сложилось вполне ясное ощущение, что о подобных вещах он думал лишь во вторую очередь. Если бы мы не соответствовали его главным запросам, то об остальном он даже речь не стал бы вести. (улыбается)

Вопрос: Чем будет полезен для команды новый член совета директоров Ники Лауда? Какое место он займет в общей иерархии и какие недостатки призван устранить?
Росс Браун: Руководство командой – и ответственность за нее – по-прежнему за мной. Думаю, это понятно. У Ники есть большой опыт работы в гонках – полагаю, он сможет информировать совет директоров о том, как развиваются события. Мы пока не достигли поставленных целей, потому естественно, что звучат вопросы о том, почему же этого до сих пор не случилось.

Я стараюсь поддерживать их в курсе событий, но не могу заниматься этим ежедневно, потому что должен участвовать в работе команды. Так что Ники будет помогать мне, донося нужную информацию, а также давая советы. Возможно, он также возьмет на себя такие вопросы, как переговоры о коммерческих правах и тому подобных вещах, где он может сказать свое слово.

Он может использовать свои знания и опыт, чтобы усилить те моменты, которыми занимаюсь я – это весьма полезная функция. Очень здорово иметь рядом человека, который порой может поинтересоваться причинами того или иного шага – это позволяет испытывать уверенность, что ваши действия в достаточной степени обдуманы. Существующий совет директоров и его председатель оказывают нам очень сильную поддержку во всех делах, а Ники, с его гоночным опытом, может начать задавать совсем другие вопросы. Именно поэтому мы и взяли его.

Вопрос: Когда было принято такое решение? Немногие верили, что он сможет получить столь серьезный пост в команде после своего опыта работы в Jaguar…
Росс Браун: Думаю, стоит еще раз объяснить, какой пост он занимает – Ники является неисполнительным директором или председателем совета, и имеет определенные обязанности. Но его работа не предполагает каждодневного нахождения на базе. Мы с ним общаемся один или два раза в неделю и встречаемся после каждой гонки. Уверен, что Ники постоянно думает о стоящих перед ним задачах, но ему не нужно каждый рабочий день приходить в офис к половине девятого, как это делаю я.

Когда мы договорились? На протяжении последнего года он был вовлечен в наши переговоры с держателем коммерческих прав. Всем хорошо известно, что вести диалог с Берни Экклстоуном крайне сложно, однако Ники удалось помочь нам. Именно тогда все и началось. После этого он все активнее участвовал в делах, поскольку отлично знал каждого члена совета директоров. В итоге все пришло к нынешней ситуации.

Вопрос: До финиша сезона осталось всего четыре гонки, так что можно подводить первые итоги 2012 года. Они оказались болезненными?
Росс Браун: Болезненной получилась вторая половина сезона. После многообещающего начала и нескольких очень хороших результатов нам пришлось ощутить разочарование. В первой половине мы испытывали определенные проблемы с надежностью, из-за чего недосчитались очков, но затем огорчение стала доставлять уже скорость.

Но хорошая новость в том, что мы знаем часть причин, из-за которых это произошло. Структура нашей команды претерпела определенные изменения, а если какие-то люди покидают свои посты, то тем, кто приходит им на смену, требуется определенное время, чтобы освоиться. Скажем, именно так произошло с нашим отделом аэродинамики.

Это верно, во второй половине чемпионата нам почти не удается добавлять. Это очень опасная ситуация, когда борьба складывается настолько упорно. Порой все может решить одна десятая секунды. Потому мы должны сделать все возможное, чтобы подобное не повторилось в 2013-м.

Вопрос: Также сейчас можно оценивать три сезона, проведенных Mercedes GP после возвращения компании в Ф1. Какова была цель и в какой мере её удалось достичь?
Росс Браун: Знаете, я рассчитывал, что если мы реализуем поставленные задачи, то люди смогут оценить тот вклад, который в общее дело внес Михаэль. А он очень велик. И где бы мы не оказались в дальнейшем, вклад Михаэля всегда будет одним из слагаемых наших достижений.Его работа с инженерами и сотрудниками базы помогла команде обрести нынешнюю форму.

Вопрос: 2013-й будет переходным годом, но с 2014-го серьезные изменения в регламенте означают, что всем предстоит начинать с чистого листа, а это открывает новые возможности. Ведете ли вы уже работы над машиной для 2014 года?
Росс Браун: Да, немного. Но нам еще предстоит несколько месяцев работать над машиной для 2013-го – до февраля или марта. После этого у нас будет две программы: для текущего сезона (2013) и для следующего (2014).

Вопрос: Можно ли ждать от вас сенсаций, как уже было в 2009-м?
Росс Браун: Кто знает… (улыбается) Давайте мы сначала все же построим машину.

Вопрос: Назовите три причины, по которым с 2013 года ситуация начнет меняться к лучшему?
Росс Браун: Проявит себя наша техническая структура. Команда уже ощутила вкус успеха в начале этого сезона – и теперь стремится добиться большего. И, самое важное, проявит себя огромная заинтересованность в проекте компании [Mercedes] и нашего совета директоров.